княжна Полоцкая Преподобная Евфросиния


5 июня 1101 - 24 мая 1173 года

 

20 мая 1122 года дом полоцкого князя Святослава Всеславича был охвачен тревогой: пропала старшая дочь князя, юная красавица Предслава. Не смыкала глаз княгиня София, мать Предславы, горько рыдала маленькая княжна Гордислава, ничто не могло ее утешить. Не находил себе места князь Святослав Всеволодович. Ему не давали покоя воспоминания о последних событиях, предшествовавших исчезновению княжны...
С малых лет Предслава отличалась столь же необыкновенной красотой, сколь и удивительной одаренностью. Уже в раннем возрасте она обнаружила такую любовь к чтению, способность к иностранным языкам, склонность к сочинению собственных текстов и страсть к искусству, что поражала не только своих родителей, но и весь многочисленный род Всеславичей. Слава о прекрасной княжне простиралась далеко за пределы Полоцкого княжества. Когда Предславе исполнилось двенадцать лет, множество молодых князей поспешило предложить ей руку и сердце. Но юная красавица отказывала всем женихам. Поначалу родители не решались принуждать ее к супружеству, хотя ранний брачный возраст в те времена был обычным на Руси. По единодушному мнению князей-братьев Всеславичей, Предслава своей несравненной красотой и гордым, независимым нравом очень была похожа на их прабабку Рогнеду Рогволодовну. Не желая, чтобы ее праправнучка повторила печальную участь Рогнеды-Гориславы, они считали: лучше подождать, пока благоразумная Предслава сама не выберет себе жениха.
Все изменилось, когда Предслава после очередного сватовства откровенно призналась отцу, что тяготится мирской жизнью, пренебрегает всеми земными благами, отказывается от супружества с кем бы то ни было из смертных мужей, а желает посвятить себя великим трудам, удалившись в монастырь. Удивленный Святослав Всеславич возразил дочери, сказав ей, что монастырская келья - это участь вдовы, а не молодой, знатной и прекрасной княжны. Тогда же Святослав Всеславич объявил Предславе свое решение обручить ее с достойнейшим из князей, хотя бы и против ее воли. Предслава не стала возражать отцу, но на следующий день тайно ушла из дома.
Три дня родственники-Всеславичи, дружинники и бояре разыскивали полоцкую княжну. 23 мая перед родителями Предславы предстал гонец, объявив, что их дочь находится у своей тетки Романии, настоятельницы женского монастыря. Когда князь Святослав и княгиня София прибыли в монастырь, то увидели свою дочь, облаченную в иноческий наряд, и узнали обо всем происшедшем.
Едва отец стал настаивать на ее замужестве, Предслава тайком покинула княжеские хоромы и укрылась в монастыре, где игуменьей была ее родная тетка, княгиня Романия. Предслава умоляла постричь ее в монахини, однако Романия не соглашалась. Видя молодость и красоту племянницы, она несколько дней уговаривала ее изменить свое решение.И лишь убедившись в твердости и осмысленности решения племянницы, велела постричь Предславу. При крещении прекрасная княжна была наречена именем Евфросиния, что в переводе с греческого языка означает «благоразумная».
Горько заплакали родители прекрасной полоцкой княжны. А юная Евфросиния утешала их, советуя не плакать, а радоваться тому, что они имеют дочь свою, «обрученную с Христом, бессмертным Женихом Небесным». Не догадывались князь Святослав и княгиня София, что добродетели и благодеяния их дочери Евфросинии Полоцкой будут почитать при жизни, а после смерти она будет причислена к лику святых.
Уникальны форма и содержание «Жития преподобной Евфросинии, княжны полоцкой» - памятника древнерусской литературы. В «Житии Евфросинии Полоцкой» нет сообщений о чудесах, знамениях, пророчествах, исцелениях. Оно описывает события реальные, невыдуманные, повествует о непрестанной деятельности неутомимой княжны-монахини. Здесь переписанные книги и созданная библиотека, основанные монастыри и открытая школа, воздвигнутые соборы и несравненные произведения ювелирного искусства.
Намереваясь по примеру киевской княжны Янки Всеволодовны основать в Полоцке свой монастырь и открыть в нем школу для девочек, Предслава-Евфросиния задумала прежде составить для него библиотеку. Вскоре после пострижения юная монахиня упросила полоцкого епископа Илию поселиться в специально устроенной для нее при Софийском соборе келье-«голубце», где «и начат книги писати своими руками».
Будучи весьма образованной, Евфросиния занималась переводами с греческого и других языков, составляла комментарии к переведенным историческим трудам и богословским трактатам, переписывала священные книги, сборники учительской литературы и житийных повестей. Большая часть переписанных книг предназначалась для будущей школы. Взамен других рукописных книг Евфросиния получала чистый пергамент для дальнейшей работы и деньги, которые она раздавала бедным. Этот подвижнический труд по переписыванию книг и собиранию библиотеки занял не один год. Литературно-переводческая деятельность образованной монахини в немалой степени способствовала развитию письменности, распространению книг и подъему культурной жизни в ее родном Полоцке.
Когда работа по созданию собственной библиотеки близилась к завершению, епископ Илия, посвященный в замыслы Евфросинии, соблаговолил выделить мудрой монахине архиерейские постройки с соборной церковью Преображения в местечке Сельцо, находящемся в двух верстах от Полоцка, «дабы был там монастырь девический». Накануне епископ позвал князя Бориса Всеславича, родного дядю Евфросинии, князя Святослава Всеславича, отца ее, многих знатных бояр и честных мужей Полоцка и в их присутствии объявил, что дает Евфросинии место на Сельце для женского монастыря, так чтобы никто не препятствовал ей и не отнимал пожалованное им молодой игуменье. Так в семнадцать лет Предслава-Евфросиния стала настоятельницей Полоцкого женского монастыря.
Перебравшись с благословения епископа Илии в Сельцо, Евфросиния взяла с собой библиотеку, составленную в основном из переписанных ею книг, и открыла в монастыре школу для девочек. Здесь Евфросиния обучала многих, в том числе своих сестер Гордиславу и Звениславу, грамоте и рукоделию, «воздержанию и терпению, душевной чистоте, ступанию кротку, слову благочинну, гласу смиренну, мало вещати, а много разумети».
Под влиянием красноречивых поучительных бесед со своей молодой, умной и образованной наставницей многие отроковицы и девушки из знатных семей отрекались от мира и принимали монашество. Наученная чтению и библейской мудрости, осталась в монастыре верной помощницей Евфросинии ее младшая сестра Гордислава, принявшая при пострижении имя Евдокия. В скором времени к Евфросинии пришла и княжна Звенислава, ее двоюродная сестра, дочь князя Бориса Всеславича. Княжна Звенислава подарила обители все драгоценные украшения, приготовленные к ее бракосочетанию. При этом она сказала своей сестре Евфросинии, что ни во что не ставит все драгоценности мира, с радостью отдает эти украшения монастырю и сама желает принять постриг. При пострижении Евфросиния нарекла ее именем Евпраксия, что в переводе с греческого значит «благодеяние». Позже пришли в монастырь воспитанные Евфросинией две ее юные племянницы: Кириния, в иночестве Агафия, и Ольга, в иночестве Евфимия.
Так как число монахинь в обители день ото дня увеличивалось, Евфросиния задумала построить новый каменный собор неподалеку от церкви Преображения на Сельце на правом берегу реки Полоты. Однако осуществлению этого замысла предшествовали такие исторические события, которые заставили полоцкую княжну-монахиню вернуться к светским делам.
Полоцкое княжество издревле соперничало, а то и враждовало с Киевским. После смерти Владимира Мономаха в 1125 году полоцкие князья Всеславичи, в том числе отец Евфросинии Святослав, младший из шести братьев Всеславичей, демонстративно перестали считаться с его сыном-преемником, киевским князем Мстиславом. Началась феодальная усобица, длившаяся несколько лет. В 1126 году разгневанный Мстислав Владимирович совершил первый большой поход в Полоцкую землю. Но это не помогло. В 1129 году, решив окончательно расправиться с непокорной полоцкой княжеской ветвью, Мстислав захватил в плен сыновей и внуков Всеслава Брячиславича, лишил их престолов и имущества и сослал в далекую Византию вместе с женами.
Три года престол в Полоцке принадлежал сыновьям киевского князя Мстислава: сначала Изяславу, а потом сменившему его брату Святополку Мстиславичу. Однако одному из потомков Всеслава Брячиславича, внуку Василько Святославовича, родному брату Предславы-Евфросинии, удалось избежать ссылки в Византию, куда были отправлены его родители и другие полоцкие князья. В 1132 году полоцкое вече изгнало Святополка Мстиславича из города и призвало на княжеский престол юного князя Василька Святославича. В условиях, когда полоцкая княжеская династия оказалась в столь трудном положении, а князь Василько был совсем еще юным, всю полноту светской политической власти в Полоцком княжестве взяла на себя его сестра, княжна-монахиня Евфросиния. Верховное правление Евфросинии продолжалось довольно долго, пока не вернулись из ссылки уцелевшие старшие члены полоцкой династии. Не случайно некоторые ученые называют период тридцатыц-пятидесятых годов ХII века в истории Полоцкого княжества «полоцким матриархатом».
Об этом же свидетельствует уникальная находка, обнаруженная в Новгороде, на Рюриковом городище, - личная печать Евфросинии Полоцкой. Княжна-монахиня занималась оформлением официальных документов и, обладая этим правом, была владетельницей печати, или буллы, которая являлась знаком придания соглашению юридической силы и привешивалась к деловым бумагам на шнурке.
Став в двадцать два года правительницей Полоцкого княжества и обладая недюжинным умом, Евфросиния оказалась столь же мудрой правительницей, сколь и вдохновенной просветительницей. За несколько лет она помогла Полоцкой земле оправиться от разрушительных княжеских междоусобиц, наладить мирную жизнь, восстановить торговлю, возродить ремесла. Полоцк переживал настоящий культурный подъем. В цветущем состоянии пребывал и Полоцкий женский монастырь. Евфросиния собрала вокруг себя талантливых зодчих, живописцев, мастеров-ювелиров, музыкантов.
Осуществился наконец и давний замысел Евфросинии Полоцкой. К 1159 году по ее заказу прославленный полоцкий зодчий Иоанн воздвиг прекрасную каменную церковь - знаменитый Спасский собор Евфросиньевского монастыря. Тонкий художественный вкус, смелость творческих идей, высочайшая образованность полоцкого архитектора в сочетании с большим опытом его артели строителей позволили соорудить Спасский собор в течение тридцати недель. И при этом создать подлинную жемчужину древнерусского зодчества. Замечательно и то, что каменный храм, воздвигнутый в Евфросиньевском монастыре, вообще был одним из первых храмов на Руси, посвященных новому церковному празднику Спаса, который был установлен в Византии лишь пятью годами ранее - 1 августа 1152 года.
В художественном отношении Спасский собор полоцкого Евфросиньевского монастыря представляет собой первый в древнерусской архитектуре образец динамичного построения крестово-купольного храма, создающего впечатление ступенчатой, стремящейся вверх композиции. Эти самобытные творческие идеи полоцкого зодчего Иоанна очень скоро получили распространение в других городах Древней Руси: Смоленске, Новгороде, Рязани, Пскове, Чернигове, Гродно.
Внутри западной стены Спасского храма полоцкие строители-каменщики устроили лестничный ход, который вел на хоры, по сторонам которых были две кельи. По преданиям, одна из них предназначалась для Предславы-Евфросинии, другая - для ее сестры Гордиславы-Евдокии.
В Полоцком Спасском соборе почти полностью сохранилась замечательная роспись ХII века - единственная в западных областях Древней Руси. Расчищенные древние фрески написаны минеральными красками по сырой штукатурке и потому не изменили за восемь веков ни своей цветовой гаммы, ни художественной выразительности. Фресками украшены стены и столбы внутри храма. Самый поразительный по красоте лик молодой монахини находится на грани северо-западного столба Спасского собора. Черты лица изображенной здесь молодой женщины настолько индивидуальны и прекрасны, а образ полон такой одухотворенности и трепетной выразительности, что исследователи пришли к выводу: этот шедевр древнего живописца - портрет реального человека, жившего восемь веков назад. Предполагают, что это изображение Евфросинии Полоцкой, по заказу которой был построен и богато расписан Спасский собор. Если согласиться с этим предположением, то нетрудно понять, почему так восхищала и вдохновляла современников полоцкая княжна-монахиня. И через столетия большие и выразительные глаза Предславы-Евфросинии смотрят на вас с проникновенным вниманием и добротой. Тонкие, изящно выгнутые брови подчеркивают и неподдельное участие, и просветленность, и поддержку преуспевавшим в добродетели, и радостное восхищение прекрасными плодами великих трудов; прямой, безукоризненно правильной формы нос почти сливается с длинной дугой бровей и говорит о необычайной силе духа, волевом и деятельном характере полоцкой княжны-монахини и правительницы, а небольшой и изящно очерченный рот выдает натуру чувствительную, восприимчивую, художественно одаренную.
Изысканный художественный вкус знаменитой полоцкой красавицы наиболее ярко проявился в ее причастности к созданию редчайшего произведения прикладного искусства ХII века, вошедшего в историю мировой культуры под названием «крест Евфросинии Полоцкой». Этот шестиконечный напрестольный крест изготовил в 1161 году для Спасского собора по заказу Евфросинии полоцкий мастер-ювелир Лазарь Богша. Задумав подарить Спасскому собору уникальную реликвию, Евфросиния Полоцкая не пожалела ни средств, ни времени, ни сил. В Полоцк было доставлено «честное древо» кипариса, золото и серебро, драгоценные камни и жемчуг. Из Византии доставили частицы мощей, которые должны были поместить в реликвию.
На кресте среди эмалевых ликов мастер изобразил трех святых, имеющих отношение к семейству заказчицы: Евфросинию, Георгия и Софию. Софией звали мать Предславы-Евфросинии, Георгий - крестильное имя ее отца, князя Святослава Всеславича.
На боковых сторонах шестиконечного креста, покрытых серебряными пластинами в два ряда по спирали выбита пространная надпись, из которой мы узнаем имя мастера, в каком году, для кого и из каких материалов сделан крест. Вторая часть надписи содержит заклинание против воровства и страшное проклятие тому, кто осмелится унести крест из монастыря, а тем более продать другому.
Надпись на кресте содержит сведения о цене материалов, употребленных мастером-ювелиром, - 100 гривен, и сумме, которую получил Лазарь Богша за свою работу, - 40 гривен. Это значит, что сама Евфросиния Полоцкая пожертвовала на создание этого замечательного художественного произведения 140 гривен. Чтобы представить, что значила эта сумма в ХII веке, достаточно сказать, что подобную сумму годового налога смоленский князь получал с отдельных областей.
Судьба этой реликвии может послужить сюжетом для исторического романа. До середины ХIII века напрестольный крест хранился в Спасском соборе Евфросиньевского монастыря. Около 1263 года, когда Полоцк был включен в состав Великого княжества Литовского, смоленские войска, захватившие Полоцк, перенесли святыню в Смоленск, чтобы эта реликвия не досталась врагу. До начала ХVI века крест хранился в Смоленске. Только после взятия Смоленска в 1514 году великий князь московский Василий III перевез крест Евфросинии Полоцкой в Москву.
Во время Ливонской войны Иван Грозный, собираясь в поход на «безбожную Литву», вспомнил, что видел как-то в своей царской казне необычайно красивый «крест Полоцкий». Вспомнил он и о заклинании Евфросинии: «Да не изнесеться из монастыря никогда...» Царь, как сообщается в Никоновской летописи, велел тот крест обновить и дал клятву вернуть крест на прежнее место, как только отвоюет у Великого княжества Литовского Полоцк.
В 1563 году Полоцк был взят штурмом и крест вернулся в Спасский собор Евфросиньевского монастыря. Реликвию решили оставить в Полоцке, хотя война с Польшей продолжалась. Однако все-таки нашли благоразумным перенести ее в более надежное место. В напоминающем крепость Софийском соборе крест Евфросинии Полоцкой спрятали в нише, которую наглухо закладывали во время вражеского нашествия.
В 1579 году Полоцк был захвачен Речью Посполитой, а в Евфросиньевском монастыре вплоть до 1820 года обосновались иезуиты. Что касается Софийского собора, то он несколькими годами позже перешел к униатам. Крест находился в Полоцкой Софии до упразднения церковной унии в первой половине XIX века.
В 1841 году архиепископ Полоцкий и Витебский Василь Лужинский решил везти крест Евфросинии в столицу России, чтобы собрать деньги на реставрацию православных церквей воссозданной епархии. В Москве крест был установлен в Успенском соборе Кремля. Здесь с 5 часов утра до 10 вечера возносились молитвы. Считалось, что крест Евфросинии Полоцкой исцеляет от всех болезней. По ночам реликвию возили по домам знатных вельмож и богатых купцов на водокрещение. В первопрестольной архиепископу Василю Лужинскому удалось собрать более четырех тысяч рублей ассигнациями. Из Москвы крест перевезли в северную столицу, в Казанский собор. Поскольку вести о святыне достигли Петербурга намного раньше, чем была доставлена она сама, то здесь собрали даже большую сумму, чем в Москве.
Только веской 1842 года крест Евфросинии вернулся в Полоцк. 23 мая 1842 года реликвия была торжественно возвращена в Спасский собор Евфросиньевского монастыря.
С 1928 года это уникальное произведение древнерусского прикладного искусства экспонировалось в городе Минске в Белорусском государственном музее. Накануне Второй мировой войны его отправили в Могилев, где оно хранилось в здании бывшего Земельного банка. В 1941 году крест Евфросинии Полоцкой был похищен немецко-фашистскими захватчиками и вывезен в Германию.
По некоторым сведениям, после разгрома Германии в 1945 году знаменитый крест Евфросинии Полоцкой был перепродан и переправлен за океан - в США. Точное местонахождение реликвии остается неизвестным. Кто знает, быть может, проклятие, которому Евфросиния предавала того, кто украдет и продаст крест, возымеет свое действие и в XXI веке святыня вернется на родину?
Кроме женского монастыря, Евфросиния Полоцкая основала еще и мужской монастырь, построив для него на свои средства каменную церковь в честь Пресвятой Богородицы. Желая подарить новой обители икону Богоматери, называемую «Одигитрей», она послала инока Михаила в Константинополь, к императору Мануилу Комнину и патриарху Луке Хрисовергу со многими дарами и посланием.
Очевидно, деятельная полоцкая настоятельница и княжна-правительница и прежде поддерживала тесные отношения с константинопольским патриархом. На этот раз Евфросиния Полоцкая просила прислать для мужской обители одну из икон Пресвятой Богородицы, написанных евангелистом Лукой при его жизни. Прекрасно разбираясь в истории византийского искусства, Евфросиния знала, что одна из икон, написанных святым Лукой, находилась в Иерусалиме, другая - в Константинополе, а третья - в Малой Азии, в городе Эфесе. Именно эту третью икону, «Одигитрию Эфесскую», Евфросиния и просила прислать в Полоцк. Византийский император и патриарх, питая глубокое уважение к познаниям, добродетелям и великому усердию полоцкой настоятельницы, решили исполнить ее просьбу. Они отправили гонца в Малую Азию, который привез в Константинополь из Эфеса «Одигитрию». Посылая в дар Евфросинии эту икону, император и патриарх вручили иноку Михаилу грамоту, в которой выражалась похвала благочестивой Евфросинии, давалось ей патриаршее благословение.
Получив чудесную икону Одигитрии, Евфросиния украсила ее золотом и драгоценными камнями и подарила мужскому монастырю, поставив в церкви Пресвятой Богородицы. Этот храм был разрушен до основания во время многочисленных войн и пожаров. Но икона Богоматери сохранилась до наших дней. В 1239 году эту икону получила дочь полоцкого князя, родственница преподобной Евфросинии, будущая супруга Александра Ярославича Невского княжна Александра Брячиславна. Она перенесла икону Богоматери в Торопец и в память своего венчания с Александром Невским оставила святыню в этом городе. Сейчас икона «Одигитрия Эфесская» находится в северной столице, в Государственном Русском музее.
Нельзя не сказать еще об одной стороне культурной жизни Полоцка во времена правления княжны-настоятельницы Евфросинии. Н. Серегина в 1988 году отыскала в древних списках неизвестный ранее музыкальный текст - певческий цикл о Евфросинии Полоцкой. Серегиной удалось доказать, что он относится к последней трети ХII столетия и, наверное, был создан в последние годы правления или сразу после кончины преподобной княжны Евфросинии.
Евфросиния Полоцкая прожила долгий по тем временам век. В конце своей жизни она решила отправиться в дальнее путешествие, чтобы увидеть своими глазами святые места Византии и Палестины. Быть может, ее не покидало предчувствие, что именно там ей суждено окончить свою жизнь. Когда родственники и окружающие узнали о намерении своей Евфросинии, они со слезами на глазах стали умолять ее не оставлять их и отечества своего. Евфросиния утешала всех, говоря, что хочет помолиться о родной земле и о своих соотечественниках в тех святых местах. Оставив подробный устав и управление двумя монастырями своей родной сестре Гордиславе-Евдокии, Евфросиния в сопровождении своего двоюродного брата Давида и другой сестры Звениславы-Евпраксии направилась сначала в Константинополь, где была с великими почестями принята византийским императором и патриархом. Из Константинополя Евфросиния проследовала в Палестину. В Иерусалиме Евфросиния Полоцкая вознесла молитвы у Гроба Господня и обошла все святые места в окрестностях Иерусалима.
Во время паломничества в Иерусалим Евфросиния тяжело заболела. Она не смогла последовать на Иордан, не смогла вернуться и в родной Полоцк. 23 мая 1173 года Евфросиния Полоцкая скончалась и была погребена в монастыре преподобного Феодосия Великого неподалеку от Иерусалима.
Родственники Евфросинии, Давид и Евпраксия, возвратившись в родную страну, поведали горожанам Полоцка о кончине и месте погребения княжны-настоятельницы. Тогда же было решено ежегодно праздновать в Полоцке память преподобной Евфросинии, игумении полоцкой, в 23-й день месяца мая.
В 1187 году Иерусалим был захвачен султаном Салах-ад-дином, который за выкуп отпустил православных русских монахов Феодосийского монастыря вместе с мощами преподобной Евфросинии, княжны полоцкой. В том же году они были перенесены в пещеры Киево-Печерской лавры. Правивший в то время в Полоцке племянник Евфросинии добился провозглашения своей покойной тетки святой и установления повсеместного празднования дня преподобной Евфросинии Полоцкой...
В 1910 году по просьбе жителей Полоцка останки княжны Евфросинии, причисленной к лику святых, были перенесены в Спасский собор, где находятся и поныне.

 

На главную
Яндекс.Метрика